«Проклятый поэт»: к 200 летию со дня рождения Шарля Бодлера

Жизнь французского поэта Шарля Бодлера была печальной и трагической. Читальный зал может предложить любителям поэзии познакомиться со сборником «Цветы зла», за который в свое время поэта привлекли к суду. Прошло двести лет со дня рождения поэта. Его стихи переиздаются, их читают, о них спорят. Мнение о Бодлере несколько изменилось. Он вывернул человеческую природу наизнанку, показал человека в его неприглядном виде. При этом он страдал.

b_128_170_16777215_00_images_Chit_zal_Charl_Boudlier_Безелянский_Знаменитые_писатели_Запада.jpgО самом Бодлере можно прочесть в очерке Юрия Безелянского «Цветы зла» вчера и сегодня» в сборнике «Знаменитые писатели Запада: 55 портретов»; Афанасьева А. Ю. «Великие писатели».

Еще при жизни Шарля Бодлера о нем ходили легенды. Его называли «антихристом поэзии». Для многих он был «проклятым поэтом», циничным и аморальным. Критики склонялись к тому, что его творчество сатанинское по своей природе. «Человек, чувствующий себя бездной. Терзаемый гордыней, скукой, головокружением, он видит себя вплоть до самых потаенных душевных глубин».

Безумье, скаредность и алчность и разврат

И душу нам гнетут, и тело разъедают;

Нас угрызения, как пытка, услаждают,

Как насекомые, и жалят и язвят.

b_133_160_16777215_00_images_Chit_zal_Charl_Boudlier_Бодлер_в_молодости.jpgШарль Бодлер родился 9 апреля 1821 года в Париже.  Он унаследовал от своих предков нешуточные страсти. Отец поэта был истинный аристократ с безукоризненными манерами. Он  умер, когда мальчику исполнилось 6  лет. Мать была моложе покойного мужа на 40 лет. Мальчика воспитывал отчим, офицер, впоследствии маршал Франции. Прямой, честный, дисциплинированный, он был далек от литературы и искусства.

Шарль,  страстно любящий мать,  до последних дней испытывал ревность и антипатию к отчиму. В 11 – летнем возрасте Шарль попал в интернат при лионском Королевском колледже. Впоследствии Бодлер напишет: «Совсем еще ребенком я питал  в своем сердце два противоречивых чувства: ужас жизни и восторг жизни».

 Юноша учился в разных колледжах, при неясных обстоятельствах был исключен из лицея. Наотрез отказался от административной карьеры и не хотел  обучаться никакой профессии. «Быть  полезным человеком всегда казалось мне ужасной гадостью». Бодлер чувствовал себя поэтом. Одевался как денди. Хотел безупречно выглядеть. Красил волосы. Они у него были длинные, как  у женщины. Любил носить розовые перчатки. Обувь сверкала. Прогулки по Парижу превращались в вызов обществу. «Свежевыбритый, с волнистыми волосами, откинутыми за уши, в безупречно белой рубашке с мягким воротом, видневшимся из – под воротника его длинного плаща, он походил и на священника, и на актера».

Несмотря на дендизм  и  подлинное отсутствие революционности, Бодлер в 1848 году находился на баррикадах. Объяснял это так «Жажда мести. Природное удовольствие от разрушения. Литературное опьянение»

Он жил  на содержании семьи, а, когда получил наследство, стал бешено его проматывать. Наделал огромных долгов. Семья через суд установила опеку над «неисправимым»  юношей. Закончилась роскошная жизнь. Мучительно не хватало денег. Стихи писались, но не освобождали от проблем.

Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

Тоска, унынье, стыд терзали вашу грудь?

И ночью бледный страх…хоть раз когда-нибудь

Сжимал ли сердце вам в тисках холодной стали?

Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

Стало видно, что поэт -  певец тоски, печали. Он не любил природы, пышности плодородия, солнечного дня. Его влекли: закат, сумерки, подернутое пленкой серое небо.

В провалах грусти, где ни дна, ни края,

Куда Судьба закинула меня,

Где не мелькнет веселый проблеск дня,

Где правит ночь, хозяйка гробовая.

b_149_160_16777215_00_images_Chit_zal_Charl_Boudlier_baudelaire.jpgНеверие в свет, в мир, в человека, в прогресс сделало Бодлера роковым поэтом зла, неким Антихристом в поэзии. Он оказал влияние на русских поэтов серебряного века: Мережковского, Анненского, Брюсова, Бальмонта, Сологуба.

Белых женщин  поэт не признавал. У него был культ черной Венеры. Мулатка Жанна Дюваль, статистка маленького театра, стала надолго спутницей его жизни. Она причинила ему много зла, но жить без нее он не мог. «Бездушный инструмент, сосущий кровь вампир, Ты исцеляешь нас: но как ты губишь мир!»

 О женщинах и любви  отзывался с пренебрежением. «Любовь раздражает тем, что для этого преступления необходим сообщник». «Меня всегда удивляло, как это женщине дозволено входить в церковь. О чем им толковать с Богом?»

 Из всех писателей поэт любил Эдгара По. Был тонким его ценителем. Никто из французов не перевел его так точно как Бодлер.

В  36 лет  Бодлер опубликовал книгу стихов «Цветы зла». Поэт так отозвался о книге: «В эту жесткую книгу я вложил все мое сердце, всю мою нежность, всю мою веру, всю мою ненависть».

b_128_170_16777215_00_images_Chit_zal_Charl_Boudlier_Бодлер.jpgЯ -  нож, проливший кровь, и рана,

Удар в лицо и боль щеки,

Орудье пытки, тел куски:

Я – жертвы стон и смех тирана!

Отвергнут всеми навсегда,

Я стал души своей вампиром,

Всегда смеясь над целым миром,

                                  Не улыбаясь никогда

b_121_160_16777215_00_images_Chit_zal_Charl_Boudlier_Бодлер_могила.jpgb_134_160_16777215_00_images_Chit_zal_Charl_Boudlier_Бодлер_Цветы_зла.jpgКнигу сразу же признали «непристойной», оскорбляющей мораль общества .Против Бодлера был затеян судебный процесс. Часть тиража была арестована, шесть стихотворений запрещены. Поэта и издателя приговорили к крупному штрафу. Он еще больше стал ненавидеть общество.

После выхода этого скандального сборника поэт прожил десять лет. Силы его убывали. «Душераздирающая тоска в темных глазах, какой в них к тому же упорный вызов!». Психика его расстроилась совершенно. У поэта появились признаки паралича и расстройство речи. Бодлера перевели в одну из лучших клиник Парижа. Он умер 31 августа  1867 года в возрасте 46 лет. Был похоронен на кладбище Монпарнас, рядом со своим отчимом.  Стихи «Мое обнаженное сердце», «Парижский сплин» опубликованы посмертно.

В 1946 году ярлык «порнография» был снят. Бодлер занял достойное место среди поэтов мировой литературы. Все суетное отшелушилось от его поэзии. Проступил подлинный бодлеровской лик.

Поэт, как альбатрос, отважно, без усилья,

Пока он – в небесах, витает в бурной мгле.

Но исполинские, невидимые крылья

В толпе ему мешают по земле.

Ротнер Л.И., главный библиотекарь читального зала