Русский Дон Кихот: к 225 летию со дня рождения В. Кюхельбекера

 В июне исполняется 225 лет со дня рождения русского поэта, декабриста, романтика Вильгельма Кюхельбекера. В Николаевской районной библиотеке есть редкое издание - «Избранные произведения в двух томах» 1967 года,  серии «Библиотека поэта». Это серьезное издание с предисловием и научными комментариями.

b_228_170_16777215_00_images_Chit_zal_Kuchelbeker_kyuhelbeker.jpgПусть будет голос мой невнятен
Сердцам, с рождения глухим!
Не посвящаю песни свету,
Но  сердцу друга, но поэту.

Его стихи мало кто читает. Они  неуклюжи, косноязычны для нашего слуха. Запомнить их можно только обладая недюжинной памятью. Тем не менее, Вильгельма Кюхельбекера чтят и помнят по многим причинам.

Вильгельм Кюхельбекер родился в Петербурге в 1797 году. Его отец, саксонский дворянин, был управляющим имения Павла  1- Павловска. Родственник матери,  Барклай де Толли,  помог устроить мальчика в престижное учебное заведение.

b_141_170_16777215_00_images_Chit_zal_Kuchelbeker_Кюхельбекер_Студент.jpgОн учился в Царскосельском лицее вместе с Пушкиным. О Вильгельме - лицеисте остались карикатуры, эпиграммы, пародии и прозвища «Виля» и «Кюхля». Юноша уже тогда писал стихи: длинные, тяжеловесные с пристрастием к гекзаметру. И если товарищи над ним потешались,  хотя и любили; то, инспектор дал ему почти положительную характеристику. Способный, прилежный, добродушный, искренний, но странный в обращении и высокопарный. Таким он и останется на всю жизнь. Окончит Лицей с серебряной медалью. От стихов не отречется, хотя все в жизни будет ему препятствовать.

Не может тот, кто заключил союз
С высоким богом своенравных муз,
 Во всяком деле походить на стаю
Соседей, дядей, тетушек, родных,
Своих друзей и недругов своих!

Он мог служить в Главном архиве  иностранной коллегии, мог преподавать словесность. Талантливый молодой человек, думая о свободе и конституции, предпочел вступить в тайное декабристское общество и выйти на Сенатскую площадь. Совсем не имея военной выправки, он держал себя дерзко: был вооружен палашом и пистолетом и даже стрелял. Единственный из всех декабристов посмел бежать и добрался до Варшавы. Вот еще одна причина, по которой мы должны уважать поэта.

Вначале, его приговорили к смертной казни отсечением головы, а затем заменили десятью годами крепости и пожизненным поселением в Сибири.

b_134_200_16777215_00_images_Chit_zal_Kuchelbeker_Кюхельбекер_В.К._Двухтомник.jpg

В 1835 году Кюхельбекер был освобожден от заключения,  и какое - то время жил со старшим братом в Сибири.

«Дышу чистым, свежим  воздухом, иду, куда хочу, не вижу ни ружей, ни конвоя, не слышу ни скрипу замков, ни шепота часовых при смене. А между тем, порою жалею о своем уединении. Там я был ближе к вере, к поэзии, к идеалу…»

Низвергни в море преступленья
Грех буйной юности моей;
Даруй мне тихие моленья;
Очисти взор моих очей!

Да устремлю туда желанья,
Где ужаса и скорби нет,
Где блеском вечного сиянья
Господень вертоград одет.     

              

Поэт продолжает писать стихи, которые никто не берется печатать, и пытается наладить бытовую сторону своей жизни.  Почти к 40 годам он женится на дочери почтмейстера, неграмотной 19 - летней девушке, которая никогда не разделит с ним  его литературных вкусов. О себе он пишет «волос седой, зубов мало, спина сутуловатая, одно плечо выше другого. Аристократического у меня осталось - мягкие, белые руки, потому что поневоле не могу заниматься полевыми работами: сил нет, да и левой рукой не владею»

b_132_200_16777215_00_images_Chit_zal_Kuchelbeker_Тынянов_Ю._Кюхля.jpg

Увы мне! С часу на час реже, реже
Живительным огнем согрет мой дух!
И тот же миг, и впечатленья те же.
Но прежних песен не уловит слух,
Но я не тот - уж нет живого чувства,
Которым средь свободных, смелых дум
Бывал отважный окрыляем ум:
Я робкий раб холодного искусства -
Седеет волос, в осень скорбных лет
Ни жару, ни цветов весенних нет.

В 1846 году поэт  получил  очередной отказ  на просьбу о печатании стихотворений. Больной туберкулезом, ослепший, он умирает 11 августа. Сестра взяла на себя заботу о его семье. Детям были возвращены дворянское звание и фамилия отца.

Еще раз сердце оживет:
Для боли сердце вспыхнет!
Ах, скоро, скоро все заснет,
Все смолкнет, все утихнет!
Тогда без грусти встречу день,
Без страха ужас ночи -
И, по земле пройдя как тень,
Сомкну с весельем очи!

 

 

Замечательный писатель Юрий Тынянов разберет архивы и рукописи  Кюхельбекера и напишет чудесную книгу «Кюхля», полную любви и нежности к чудаку - поэту, настоящему Дон Кихоту!

     Ротнер Л.И.,
главный библиотекарь читального зала

 

Добавить комментарий