Уважаемые читатели, Николаевская районная библиотека работает по обычному расписанию.
Просим строго соблюдать масочный режим и социальную дистанцию!  Справки по тел: 2-31-34. 

Сергею Довлатову, русскому писателю, 3 сентября исполняется 80 лет со дня рождения. Он всегда сомневался в своем творчестве, как любой талантливый человек. Только время  - настоящий эксперт. Довлатов сегодня читаем, любим, экранизирован.

ДовлатовОн родился 3 сентября 1941 года в Уфе, хотя его родители были ленинградцами. Просто началась война, и они эвакуировались  из блокадного города вместе с театром, в котором работали. Через три года вернулись. Детство и юность будущего писателя прошли в  красивейшем городе России, наполненном искусством и историей.

Мечтатель и фантазер, он любил литературу и стихи. Другие предметы его не интересовали. В одиннадцать лет написал первые стихи, и гордился тем, что их опубликовали в газете. Поступил в университет  на филологический факультет. Жажда жизни, увлечения и многие другие факторы привели к отчислению молодого человека из университета.

У него было замечательное окружение: Евгений Рейн, Иосиф Бродский, Анатолий Найман. Тогда еще совсем неизвестные поэты.

А дальше в жизнь Сергея Довлатова вмешались высшие силы. Он был призван на действительную службу в войска системы охраны исправительно-трудовых лагерей, служил на севере Коми АССР.

Это были грубые, суровые будни. Реальная жизнь  проверяла будущего, как оказалось, писателя на прочность. Неожиданно для себя, а может от сильного потрясения, молодой человек начал писать рассказы.  «От хорошей жизни писателями не становятся», - шутил Довлатов.

 Не стихи, а  проза завладеет  Довлатовым. Какое - то время он   ищет себя: то репортер питерской газеты, то сотрудник комбината живописно-оформительского искусства, то камнерез. Уехав в Прибалтику, он работает кочегаром, чтобы прописаться в Таллине. Служит во многих  эстонских издательствах. Два летних сезона проработает экскурсоводом в музее - заповеднике Пушкина.

 Довлатов Заповедник b_119_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Довлатов_Иностранка.jpg b_107_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Довлатов_Ищу_человека.jpg b_105_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Довлатов_Чемодан.jpg

И вот возвращение  в Ленинград. В 1976 году Довлатов - сотрудник молодежного журнала «Костер», в котором был напечатан один единственный рассказ.    Талантливый рассказчик, имевший в запасе огромное количество интересных рассказов, не нужен издательствам. Он питает слабость к изгоям, «униженным и оскорбленным», выпавшим из благополучной среды людям. Произведения с такими  героями просто не вписывались в советскую действительность. Ироничные, правдивые, подчас резкие - они захватывали читателя и пугали своей открытостью власть имущих.  Довлатов не циничен, он знает чувство меры и не переходит нравственную  черту. Его литература не имеет никакого отношения к политике. Он хотел выразить своих  героев точностью художественного слова и правдой жизни. Считал, что никакой морали в его повествованиях нет.  Герои просто живут и не ищут смысла жизни.

Заграницей писателя охотно печатают, но это не поощряется в Советском Союзе . За ним устанавливает слежку КГБ. В 1978 году писатель уезжает  в США. Русскоязычный, тоскующий по родине  Довлатов, не прижился в Америке и не стал американцем.

Довлатов в Нью-Йорке Довлатов в Нью-Йорке b_226_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Sergey-Dovlatov-5.jpg

В Нью - Йорке он работает главным редактором еженедельной газеты «Новый американец»,  а так же на радиостанции, ведет  авторскую программу «Писатель у микрофона». Продолжает писать повести и рассказы на русском языке. Печатается. Чувствует себя востребованным. В эмиграции он проживет 12 лет. Теперь его повести и рассказы «Чемодан», «Компромисс», «Наши», «Соло на ундервуде: Записные книжки», «Зона: Записки надзирателя» пользуются  популярностью.  Его книги  переиздают на многих языках мира. Печатают в престижных американских журналах.

Довлатова   раздражало,  что его прозу находят непритязательно легкой. Он возражал: «Я, конечно, и сам вздрагиваю, когда меня сравнивают с Достоевским или извлекают из моих персонажей «русскую душу». Но все - таки, если я принят в литературу как человек более или менее ей не чуждый, значит, и у меня есть какая - то литературная генеалогия». Эталоном прозы писателю служили «Повести Белкина», «Хаджи Мурат», рассказы Чехова. Его интриговала синтаксическая простота «Капитанской дочки». Фраза Довлатова о том, что покупая новые ботинки, он последние годы думал об одном: не в них ли его положат в гроб, оплачена жизнью писателя.

b_255_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Довлатов_Ремесло.jpg b_105_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Довлатов_Чемодан.jpg b_121_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Dovlatov-zapisnye-knizhki_1.jpg b_128_170_16777215_00_images_Chit_zal_Dovlatov_Выставка_о_Довлатове_1.JPG

У прозаика было крепкое здоровье, он был великолепно сложен. Но не дожил даже  до своего 49 -летия. Умер от сердечной недостаточности в самом расцвете дарования и славы. А мог бы жить…  Прах знаменитого писателя погребен в Нью-Йорке, на кладбище «Маунт-Хеброн».

 

В отделе обслуживания читателей Николаевской районной библиотеки оформлена книжная выставка, посвященная писателю – юбиляру.

 

Нет, мы не стали глуше или старше.

Мы говорим слова свои, как прежде.

И наши пиджаки темны́ всё так же.

И нас не любят женщины всё те же.

 

И мы опять играем временами

В больших амфитеатрах одиночеств.

И те же фонари горят над нами,

Как восклицательные знаки ночи.

 

Живём прошедшим, словно настоящим,

На будущее время непохожим,

Опять не спим и забываем спящих,

А также дело делаем всё то же.

 

Храни, о юмор, юношей весёлых

В ночных круговоротах тьмы и света

Великими для славы и позора

И добрыми для суетности века.

( И. Бродский)

 Ротнер Л.И., Главный библиотекарь читального зала

  

Добавить комментарий